ПУБЛИКАЦИИ

Научные Общественные Книги Компакт-диски Реклама Статьи

Непрерывность русской культуры и права

ЭТО БЫЛО ГЕНИАЛЬНО ПРОСТО

Книга Божидара Митровича «КолоВены (слаВяне) и непрерывность культуры и права» обогащает науку невероятным количеством открытий: автору удалось разгадать одну из основных загадок европейской истории – настоящее название слаВян. Б. Митрович проследил историю слаВян до VI века, не только перевернув наши представления о прошлом Европы и славянских народов, но и представив неопровержимые доказательства истинной последовательности возникновения культуры, цивилизации, права и многих других технологических открытий в момент возникновения культуры человечества.

Новый издательский стандарт

Книга «КолоВены (слаВяне) и непрерывность культуры и права» предлагает новый стандарт в отношении внешнего вида/облика/формы научной работы. Книга отвечает очень строгим требованиям, предъявляемыми к докторским работам в России и предписанными особым Положением о порядке присуждения ученых степеней в РФ и рядом государственных стандартов, в том числе и требованиями относительно ссылок/сносок. В этом отношении автор данного труда исходит из того, что ссылки должны присутствовать на страницах, где цитируется определенный источник или приводятся мнения других авторов. Преобладающей формой книг, издаваемых до сих пор, была прямоугольная форма. Настоящая книга имеет форму квадрата размером 30 х 30 см. Принимая во внимание то, что перед нами научный труд, автор сохранил традиционное прямоугольное расположение текста на странице; все данные, цитаты и фактические сведения даны со ссылками, которые содержат информацию о первоисточнике – где он был найден, опубликован или же где хранится. Важнейшее нововведение и новый стандарт для будущих научных исследований составляют поля, где автор работы в три горизонтальных ряда приводит дополнительные наглядные доказательства тех выводов, к которым он приходит в основном тексте книги, где также содержится большое количество фотографий и рисунков. В то же время фотографии на нечетных страницах, то есть на поле справа, можно сравнивать с фотографиями ранних археологических источников или свидетельствами, приведенными в нижнем, среднем и верхнем рядах левого поля, то есть на четных страницах книги.

Книга, безусловно, выигрывает от того, что автор с самого начала обращается к читателю как к важнейшему субъекту своих открытий, который, независимо от профессии, может представить новые доказательства идеям, излагаемым в книге, может проверить все свидетельства и выводы автора данной работы и помочь исправить то, что, возможно, несмотря на тщательные проверки, все-таки неточно или недостаточно ясно изложено в книге. Именно поэтому автор заполнил не все верхние поля – они словно море, открытое для новых исследователей. Они манят и роскошной белизной, подчеркивающей красоту артефактов, которые приводит Божидар Митрович в своей книге в качестве доказательств существования славян задолго до VI века и преемственности их культурного и правового наследия.

Наряду с текстуальной частью книга содержит мультимедийный диск в формате DVD, на котором вместе с записями лекций, прочитанных Божидаром Митровичем, и телевизионных выступлений с его участием, посвященных открытиям ученого, предложена электронная версия издания. Ее смогут использовать другие авторы и исследователи, чтобы легче ориентироваться в необходимых понятиях, хотя в самой книге также приводится подробный терминологический словарь, а также список личных имен и географических названий.

По своей красоте, привлекательности внешнего вида и форме представления материала настоящее издание – нечто доселе невиданное в ряду научных трудов; однако мы уверены, что в ближайшем будущем такое качество станет стандартом и минимумом, которого необходимо будет придерживаться ученым. Уже на книжной ярмарке в Белграде некоторые издатели просили господина Митровича предоставить им первые экземпляры своей книги в качестве образца для других авторов, готовящих новые издания.

Божидар Митрович предупредил, что хотя подобный способ изложения дает огромные преимущества в отношении качества приводимой в книге аргументации, но вместе с тем представляет собой долгий и кропотливый труд, поскольку теряет смысл такое понятие, как «окончательный текст для верстки». Только после того, как дизайнер закончит верстку основного текста книги, автор приступает к новой фазе своей работы – дополнительной координациии и расположению иллюстративного материала на каждой конкретной странице текста. И это не просто механическое размещение фотографий – это целая исследовательская часть работы над книгой, ведь сравнения наталкивают на новые невероятные открытия. Именно поэтому «верстка» данной книги длилась более двух лет.

Открытия о возникновении культуры

Слово культура происходит от слова культ, и в свое время оно означало служение культу. В книге уточняется, что слово культура связано не с любым культом, а с культом, сохранившимся в старейшем в Европе археологическом раскопе Лепенский Вир, который относится к 8 тысячелетию до н.э. и находится недалеко от Белграда; в нем представлен круг как символ Солнца и два солнечных луча, что означало РасСия.

Однако древние слаВяне поклонялись не статичному Солнцу, а его движению – Коло, которое как КолоДарь дарует четыре времени года: отсюда происходит слово каленДарь.

На этом идоле изображено божество Ярило, а точнее, Арило/СВетило, или СветоВид (отсюда происходит и буква А, то есть слово Аз, ведь Солнце для древних славян и было Аз – первоначало – первобытие, источник Мира и света).

Открытия в области истории философии

В данной работе приведено множество доказательств того, что древние славяне являлись носителями мировоззрения/ философии «все есть Коло» (оно предшествовало греческой идее – философии Все движется/Panta rei). Древние слаВяне считали, что (1) «движение» Солнца, (2) движение Земли, (3) природа и (4) человек составляют единое целое, благодаря чему они поняли, что Коло материализуется на срубе дерева в виде года/годов/годичных колец, и приняли год в качестве единицы времени для обозначения цикла обновления природы. И лишь тогда они смогли перейти от кочевого к оседлому образу жизни (жизни на одном месте)!

Именно поэтому кол, дерево, был для них священным материалом, из которого они начали строить коче/куће («дома», по-сербски) как храм божества Коло; это и было началом цивилизации и предпосылкой и причиной появления первого населенного пункта с домами в том месте, где сегодня находится археологический раскоп Винча – 5500 год до н.э., окрестности Белграда.

Это старейшее понимание колоДара древними слаВянами сохранилось в архитектуре пятикупольного крестообразного православного храма. Это и есть так называемая тайна русского храма – величественное доказательство того, что РАсСия/Россия и есть древнейшая культура и цивилизация с архицентром в Винче.

Пятикупольный крестообразный православный храм представляет собой величественный памятник преемственности русской, то есть слаВянской культуры.

Эта работа опровергает марксистскую теорию о том, что материальная база определяет духовную надстройку, и предоставляет многочисленные доказательства того, что именно мировоззрение древних колоВен (слаВян) сделало возможным не только возникновение культуры (обработки земли с помощью борозд, воплощающих солнечные лучи на земле), но и технический прогресс в целом – изобретение колеса (эманация Кола), плуга (форма А – Арило), нового способа постройки кораблей путем сохранения волокон дерева как Солнечного/божественного духа. Упругост волокон деревьев давала колоВенским ладьям (которые Запад называет ладьи «викингов») легкость и обеспечивало огромную длину. КолоВенские (вендские) ладьи с легкостью уничтожали тяжелые корабли Гая Юлия Цезаря. Это произошло исключительно благодаря тому, что люди считали себя частью/венцом божественного процесса и прославляли свое божество Коло/движение Солнца, воплощая его движение. Все гениальное просто.

Открытия в области филологии

Божидар Митрович доказал, что слово «слаВяне» (и более старый вариант в сербском языке «слаВени») появилось в результате неверного прочтения этрусского названия колоВены, которое сохранилось на Золотой табличке из Пиргия (VI в. до н.э.), найденной в 1961 году в г. Пиргий в Италии. В то древнее время, и сегодня на сербском (расенском) языке это означало колоВены (Солнца Лоза, то есть Солнца Род), только в то время слова писались справа налево, а не слева направо, как сейчас. Глоссаторы, проводившие транслитерацию этРусских (азбучных) юридических текстов на латиницу, прочитали это название как слАВяне, то есть слоВяне, хотя сами себя они называли колоВены и РасСены (Солнца Сень (Тень)).

Сравнительная демонстрация значения и прочтения

Подтверждение этому можно найти и в Малой Азии, где распространилась Винчанская цивилизация, настоящее имя которой – РасСия.

Светислав Билбия предположил, что графема, которую он прочитал как «ВиниК…», намного старше VI века до н.э.

В лидийской графеме (написано справа налево, а не слева направо, как сегодня) мы также видим истинное значение слова слаВяне – и тогда, и сейчас на рассенском (сербском – русском) языке это означало ВиниКоло (Лоза Солнца, то есть Род Солнца).

В нацистской Германии существовал Вендский отдел, который, как пишет А.А. Гугнин в книге «Литература лужицких сербов XX века» («Индрик», Москва, 2001), приказал нацистской печати «избегать каких бы то ни было сообщений и фактов о лужицких сербах, запретил даже само употребление этнонима лужицкие сербы (Sorben, Wenden)». Давно пришло время освободиться от нацистских запретов и понять, что названия Сербы/SorBen и Венды/Вены – синонимы.

В результате действия нацистских запретов (прежде всего в сознании некоторых редакторов и ученых, которые сами признаются в том, что следуют конъюнктуре и считают, что история слаВян до VI века должна замалчиваться) открытия Божидара Митровича не были представлены в качестве истинной мировой сенсации, как их уже оценили компетентные журналы – прежде всего журнал «Слово» (Москва), сборник работ по результатам научной конференции Российской Академии правосудия в Москве и «East European and Russian Yearbook of International and Comparative Law» государственного университета Пенсильвании.

Нацистские запреты восходят к деятельности инквизиции, которая все, что относилось к колоВенам, приписывала или Римской империи или греческим полисам (как автор уточняет на обложке книги).

«Этимологический словарь русского языка» Фасмера и многие другие работы содержат более тридцати различных предположений относительно происхождения названия слаВяне. Настоящая книга стала первым систематизирующим трудом, представляющим большое количество доказательств истинного происхождения названий слаВяне – колоВены.

Принимая во внимание тот факт, что основная путаница с неверным написанием и прочтением слова слаВяне началась именно с правоведов (глоссаторов), справедливо, что эту ошибку удалось исправить доктору юридических наук.

Верное понимание названия колоВены привело к простому и истинному разъяснению смысла названий ХелВетия, Швеция (Sweden), хорваты (Croati), в отношении которых считалось, что это абстракции, ставшие со временем названиями Швейцарии, Швеции или обозначениями отдельных народов.

В результате верной трактовки связи между Лепенским Виром и Винчей в книге делаются выводы об истинном названии ХелВетии (как говорит автор, благодаря воли Божией – ведь свои открытия первый раз он представил на научной конференции в Давосе, Швейцария, и на деловой конференции, где не просто рассматривал проблему нарушения инвестиционных договоров в России, но и говорил о ней, как о древнейшей цивилизации). Слово Гелиос – латинизированный вариант слова Коло в его динамической ипостаси Света и мира на матери Земле. Соответственно, древнее название Швейцарии сохранилось в слове КолоВетия/ХелВетия – названии целой Европы, синониме слова РАсСия; эту связь можно проследить на средневековых картах, где территория современной Швейцарии обозначалась как Ruthenia/Русия, или Рация, или Ретия, и на древнейшем археологическом раскопе Каршена/Carschenna в Швейцарии.

Мифическая шведская прародина Винландия – это реально существовавшая культура Винчи, которая протянулась вдоль 45 градуса северной широты. Этот факт находит подтверждение в том, что слово СВеция неверно прочитано в колоВенском азбучном знаке S/Зело как идеографическом обозначении Кола/КолоВрата; истинное название Швеции было КолоВедия, что разъясняет и многие вопросы относительно самобытной – слаВянской государственности России, которая некогда простиралась и на территорию современной Швеции.

Открытие истинного смысла названия слаВяне сделало возможным понимание исконного значения слов МосКВа (в период Средневековья – МосКоВ-ия, то есть сокращенное Божественная КолоВения), Босна/Босния (сокращенное Божественная/ Коло Вения), АВсония/АВения (так греки называли Апеннины, сохранившие азический знак Кола – А как воплощение Святого, Святых – Агиос).

Открытия в области геральдики

Бесспорный сербский символ Само Слога Србина Спасава (Только Согласие Спасает Сербов) присутствует как в этрусских источниках, так и на гробнице Александра Македонского, и означает четыре огнива, то есть четыре фазы в зримом движении Солнца. Это и было основой мировоззрения сербов, то есть колоВен (слаВян), занимающихся земледелием и скотоводством, – до римско-гражданской революции это были основные и доминирующие хозяйственные отрасли, которые в свою очередь базировались на знании о том, когда снова “рождается” Солнце и когда оно умирает за человека (летнее солнцестояние – 22 июня), чтобы дождь (дожд – ДажБог) напоил Землю-мать, после чего на день зимнего солнцестояния рождается молодой Бог (Молодое Солнце – Богич/Божич). Знание о четырех фазах зримого движения Солнца как источника знания и колоВенского (слаВянского) восприятия вселенной сохранилось не только на сербском гербе и сербской шапке в Черногории, но и в конструкции многих сербских православных храмов и большинства русских храмов, где купола с четырех сторон окружают центральный купол – ведь русская православная церковь, подобно сербской, объединила и сохранила дохристианское правоверное знание, верования и обычаи колоВен (славян) и христианское православие.

Сравнение исконных знаков – четырех сербских огнив, сохранившихся у берберов (народ на территория современного Туниса/Тунисии) и на Апеннинах, позволяет не только читателям, но и самому автору обнаруживать связь названий Тат-Виния («берберское» название на верхнем ряду маргины на стр. 143) и ТаркВиния («этрусское» название города в современной Италии – нижний ряд на стр. 142). Это открывает новые горизонты специалистам по геральдике, которые должны принять во внимание, что на гербах отразилась борьба не только против инквизиции, но и против уничтожения памяти о древнейшей цивилизации колоВен, поскольку даже самые старые гербы появились не просто как физическая защита от противника, но и как духовный символ божественного Кола, чьим отражением является человек с кругами на подушечках пальцев.

Открытия в области права

Культ Лепенского Вира означал не только «Коло», но и понятие прав/яв-ява – это было древнейшее (в том числе в буквальном смысле) представление о праве и его проявление. В сербском языке слово «право» (означающее направление движения: в русском прямо) и право (как общественное явление) идентичны и соответствуют данному “культурологическому” представлению из Лепенского Вира как форме зарегистрированного позднее теоретического направления, так называемого религиозного понимания права, еще позднее именуемого естественным правом. Эта интерпретация не была буквальной: право понималось не только как «право/прямо (от Бога)», но прежде всего как Коло. И сегодня в русском и английском языках слово право соотносится со словом прав (право от Бога – направление dawn right/сверху вниз, но прежде всего как движение направо/right/от Бога). Подобное древнее проявление права соответствует религиозному – старейшему – пониманию происхождения права. Но по своей связи с природой это, очевидно, не только самое старое свидетельство существования права, но и понимание, которое находится ближе всего по отношению к школе естественного права, поскольку символ/идол Лепенского Вира – это не только зримое воплощение Солнца и солнечных лучей, но и человека в движении – круге единства природы, Солнца и человека.
Открытия в области истории права

Хотя автор дал книге название «КолоВены (слаВяне) и непрерывность культуры и права», само понятие права Б. Митрович первый раз пояснил 5 декабря 2008 г., когда использовал эту книгу в своем заключительном слове на международном арбитражном инвестиционном процессе номер 51/2003, который он ведет в качестве адвоката истца в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промишленой палате России в Москве.

Именно возвышенная простота подобного понимания права из Лепенского Вира (как Кола) позволила Б. Митровичу выявить перед судьями – ведущими профессорами гражданского права России и США – сущность инвестиционного спора, в котором его клиент выступает в качестве истца, поскольку в России у него незаконно был экспроприирован отель; однако в этом “круге” ответчик, возможно, вскоре сам станет истцом, когда за границей его собственные инвестиции присвоят столь же незаконным образом – якобы, по причине неадекватных цен. В основе процесса лежит непонимание того, что Договор – это закон для договорившихся сторон. Это древнейшее представление о праве из Лепенского Вира автор как адвокат сравнил с ее христианизированной формой в виде КолоКольни Ивана Великого, симолизирующей духовную и моральную ответственность тех, кто и является юстицией в арбитражном, то есть гражданском процессе, а это прежде всего истец и обвиняемый или же их представители.

И в своем выступлении перед судьями Б. Митрович напомнил, что слово юстиция используется как в Сербии, так и в России в значении правосудия, при чем правосудие многие судьи неправильно понимают как право судей, хотя устити – это сербское/древнерусское слово, и что это не только право (конституционное право на судебную защиту), но и божественная ответственность истца, которая обязывает говорить только правду. А правдой обладает только Бог.

На истинное значение понятия юстиция первым обратил внимание Леонид Николаевич Рыжков в работе «О древностях русского языка»[1], доказавший, что слово iustitia происходит от слова «уста, устав, установление»[2].

В своей книге Божидар дал юридическое обоснование, почему это так. Если мы немного внимательнее вглядимся в Законы XII таблиц как первоисточник римского права, то поймем, что мнение Рыжкова абсолютно обоснованно. В начале первой таблицы Закона XII таблиц написано: Si in ius vocat (Si in ivs vocat).

Законы XII таблиц (Leges duodecim tabularum) был принят по требованию плебеев после Римской революции 509 г. до н.э., когда латины (по мнению некоторых ученых, рамны) в результате путча свергли этрусского царя. Они требовали обнародовать право и календарь. Но таблицы были сделаны из дерева, вследствие чего в 390 г. до н.э. во время нападения галлов сгорели в результате пожара. Были созданы новые таблицы из бронзы, но и они не сохранились!

Реконструкция части Законов XII таблиц

Но, если мы посмотрим даже на эти «редуцированные» Законы XII таблиц, станет очевидно, что право осуществлялось на основании «со-говорения»:

Таблица I.
Если призовут [кого-то] на со-говорение, пусть [призванный] идет. Если [он] не идет, пусть [тот, кто звал] подтвердит [свое приглашение] при свидетелях, а потом ведет его насильно[3].

Законы XII таблиц применяли жалобу (иск) как формулу божественных/религиозных речей (legis actiones – формулы судебных исков, которые составляли понтифики[4]). Используя религиозную формулу, истец в форме иска выражал (изрекал) свое требование защитить право, которое он не мог осуществить.

Но при этом, судя по сохранившимся вариантам Законов XII таблиц как первоначального закона римского права, субъективное право (ius) в современном понимании, не было определено из двух составляющих:

ьполномочия и
ьиска (actio), который предъявляется, если полномочие не выполняется.

Ius (субъективное право – по-сербски јус; по-русски юс) в этой фазе развития права определялось как возможность с помощью устного разбирательства (“устения”) осуществить правосудие путем произнесения божественной формулы иска, в результате чего и реализовывалось субъективное право.

Поэтому юстиция являлась произнесением/ оглашением/объявлением божественной формулы иска (legis actiones), с помощью которой осуществляется конкретное право – не со стороны суда, а со стороны истца.

Божественную форму произносил (устно) именно истец, и на него ложилась ответственность верного произнесения формулы иска, осуществления которой он требовал. До сих пор в сербском языке сохранилось старое расСенское слово уста. Устно произносил свои божественные возражения и ответчик, которого истец приводил на “устение”, или, выражаясь современным языком, спор. (7. Пусть обе присутствующие стороны по очереди защищают [свое дело].)

Подобная интерпретация древнейшего (Лепенский Вир) и высочайшего (КолоКольня ИВана Великого) проявления права, его природы и происхождения могла бы показаться произвольными домыслами и случайностью, если бы на заседании по делу номер 51/2003 Международного коммерческого арбитражного суда среди судей не находился профессор Уильям Батлер, который перевел с русского языка на английский и опубликовал Гражданский, Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РФ, а также многие труды по арбитражному праву и истории права в Росссии, который особенно интересовался одним феноменом: в царской России в середине всех залов судебных заседаний стояло зеркало, которое, как доказано, и есть воплощение кола, поскольку на вершине трехгранной призмы с кругами находился двуглавый орел – знак кола, то есть РасСии/России.

Зеркало из зала судебных заседаний царской России, посланное в Тобольск в знак победы над Турцией
(хранится в Тобольском государственном историко-археологическом музее)

 Но и это не единственная связь и не единственное доказательство преемственности знака Лепенского Вира и зеркала из залов судебных заседаний в царской России.

Не только из России, но и с территории Бутмира (современная Босния и Герцеговина) до нас дошел оклад дохристианского периода, который и в Персии, и в Иране называли зерцало (как целиком, так и его части); это не что иное, как знак Коло, точно такой же, как в Лепенском Вире или Мирроваренной палате Патриаршего дворца московского Кремля.

Древнерусский средневековый оклад зерцало

Поэтому утверждение Б. Митровича, что он превзошел своего учителя, профессора римского права д-ра Обрада Станоевича, автора книги «Римское право», пережившей XIV изданий, не нужно воспринимать как свидетельство нескромности автора, которую он проявил в присутствии самого профессора во время представления этой книги, но как признание особого значения одного места в учебнике «Римское право», где профессор Станоевич ссылается на известного сербского художника Милича (от Мачвы), по мнению которого этрусский язык и был сербским. Б. Митрович тем самым лишь подеркивает ужас того времени, когда опасно было говорить о древнейшей сербской истории, не говоря уж о том, чтобы связывать ее с этрусками/этрурцами, в результате чего началась травля самого Милича Станковича (из Мачвы). В престижном русском журнале, а также в американском юридическом ежегоднике аргументы Б. Митровича в пользу того, что римское право по происхождению было этрусским/слаВянским/колоВенским, были названы истинной научной сенсацией, подкрепляемой убедительными доказательствамии; таким образом, Божидар подтвердил скромное замечание своего учителя и привел одну японскую пословицу: «Если ученик превзошел своего учителя, значит, это был хороший учитель», а проф. Станоевич – один из величайших педагогов, которого непрестанно приглашают читать лекции в американских и других заграничных университетах.

Открытия в области конституционного права

В области публичного права, в которой автор не специализировался, все-таки дает важное определение понятия «конституционного геноцида» который, по мнению автора, характерен не только для того периода, когда иностранные наемники в 1917 г. совершили в России путч и провели так называемые внутренние границы, которые через семьдесят лет стали границами государств. Этот метод был использован и в 1944–1945 гг. в бывшей Югославии, когда были проведены границы республик братских народов. По заранее продуманному сценарию выполнения так називаемый «Неапольских условий» по списыванию долгов, взятых у Парижского и Лондонского клубов (в соответствии с Условиям, подписанным в Неаполе, страны, в которых была гражданская война, не возвращают большую часть полученных международных кредитов), в 1991 г. началась фиктивная война, в результате которой внутренние границы республик стали государственными. Но понятие гражданства было связано с «принадлежностью» республике задолго до того, как сработала эта «мина замедленного действия», когда статусом суверенного государства обладала исключительно Югославия (поэтому и гражданство существовало только югославское), и это может служить доказательством того, что развал страны был задуман за многие десятилетия до того, как в 1991 г. началась эта «Неапольская война» на территории бывшей Югославии.

Автор отмечает, что наука не может носить характер абсолютной истины, поэтому нужно воздерживаться от любого рода обобщений. Но в этом общественно-правовом вопросе автор полагает, что применимо правило: «Все есть Коло». Иначе говоря, предложившие внутренние границы посланники инквизиции и мафии банкиров, с помощью своего коммунистического проекта добившиеся, чтобы эти границы стали государственными, основываясь на принципе создания гражданского общества в раздробленных славянских «суверенных республиках», еще раз применили историческую модель организации общества по территориальному принципу (ведь еще римский Сенат утвердил принцип: «Все граждане Рима являются римлянами», поэтому и все граждане Черногории должны были бы стать черногорцами, а все граждане Словении – словенцами (сербы в этом случае не признаются в качестве национального меньшинства), а все граждане Сербии – сербами).

Это неприемлемо ни для сербов, ни для сербского народа в целом, поскольку он, по убеждению автора, является преемником колоВен Винчанского периода в области права, где принцип личной принадлежности (сербскому или иному) роду был и остался доминирующим по отношению к территориальному принципу.

Так в круговороте преступных антирусских и антисербских намерений коммунистическая идея использования наций и национальных меньшинств с целью разрушения славянской цивилизации (единства в разнообразии под покровительством рода расСен) превратилась в настоящую форму нацизма. Национальные государства в Западной Европе были созданы огнем и мечом в период Средневековья, но создание национальных государств СлоВении, ХорВатии, Косово под покровительством оккупационных сил НАТО и изгнание из них сербов в ХХ веке – это чистая форма нацизма, в котором НАТО оказалось в десять раз более успешным по сравнению с самими усташами, балистами (албанские нацисты, во время Второй мировой войне захватившие Косово и Метохию Королевства Югославии) и другими нацистами.

Божидар Митрович напоминает, что эту форму геноцида начали не коммунисты-интернационалисты, а еще Гай Юлий Цезарь, который, чтобы поработить колоВен, поделил их Галлию на Цисальпийскую и Трансальпийскую и, сталкивая галльские племена друг с другом, завоевал всю Галлию (Венетию) вплоть до западных берегов Европы и некоторое время даже владел Британскими островами. Сегодня НАТО лишь повторяет то, что Гай Юлий Цезарь написал в «Записках о Галльской войне», о чем автор данной книги говорил и на радио BBC/БиБиСи, вещающем на русско-говорящие регионы.

Принцип территориальной принадлежности приводил не только к геноциду и ассимиляции, но и к территориальным столкновениям и военной экспансии. Принцип личной принадлежности, который сохранил древнейшую винчанскую цивилизацию как цивилизацию, толерантную по отношению к родовым различиям (а также различным народам), может помочь избежать межгосударственных столкновений, предотвратить локальные проблемы и кризисы (направленные на то, чтобы вызвать отток мозгов в центры, провоцирующие ради этого местные конфликты), может помочь объединить людей на основе родовой принадлежности в области культурологической и политической интеграции там, откуда они произошли, без обновления политических, религиозных и партийных разделений. В этом отношении, как юрист и адвокат, который вносит не только теоретический, но и практический вклад в развитие права, автор уже за рамками книги предложил проект «Закона об организации сербской диаспоры», который по своей силе и качеству превосходит все существующие тексты.

Филологические открытия автора в отношении первичного значения слова СВеды/ШВеды дают возможность совершенно по-новому взглянуть на основателей русской государственности. Норманская теория, по которой Россию якобы создали три варяга, в работе Б. Митровича оценивается только как доказательство того, что эти три почти мифические личности всего лишь воссоздали Россию на современной территории, но не как иноземцы, а как колоВенские/слаВянские братья, объединившие разрозненные слаВянские/русские/колоВенские племена.

Открытия в области архитектуры

Точное определение значения слова слаВяне – колоВены и открытия в области происхождения слова культура, а из ее символа и Винчи как древнейшего археологического раскопа с деревянными домами, рисует совершенно новую картину происхождения многих архитектурных элементов.

Так, например, в работе не только ясность текста, но и невиданная красота фотографий доказывает, что коринфская капитель произошла не из корзины для мусора (как говорится в «Грамматике архитектуры» и у знаменитого Витрувия), а из мировоззрения колоВен/слаВян и их понимания колец – лет на срубе дерева как эманации Кола (отсюда и произошла капитель), а волокон ствола как солнечных лучей (отсюда произошли канелюры). Фронтон, в соответствии с данной трактовкой, это начало архитектуры и ее винчанских корней, есть не что иное, как Арило, то есть КолоДар, дарующий календарь и венец жизни на земле.

Открытия, важные для энологов

Эта книга в будущем станет и обязательным учебником для энологов, поскольку энология как наука о вине должна знать, что название вино происходит от колоВенского мировоззрения о КолоДаре, который своими Аз (исходными) лучами дарует венец жизни на Земле. Вино было прежде всего формой сохранения солнечной энергии, когда в зимний период Солнце «переселялось» в пределы южной хемисферы.

Вследствие того, что слово вино происходит от названия (коло)Вены, оно идентично во всех европейских языках, поскольку эта цивилизация занимала территорию Малой Азии, территорию так называемых сарматов (сегодняшней России) и другие территории вдоль 45 градуса северной широты во всей Европе как прародине винов (колоВен) и их божественного напитка, вина.

Открытия о происхождении часоВников

Эта книга станет важнейшим учебником также для тех, кто занимается производством часов, поскольку в ней не просто показывается четкая связь этого производства с богопрославлением Солнца, но и приводятся объяснения, почему современная Швейцария является столицей этой индустрии. Это произошло как раз потому, что древнее название Швейцарии было КолоВетия/ХелВетия, по причине чего и сегодня ее называют страной Солнца. А на ее флаге изображен равносторонний белый крест на красном фоне.

В книге исправлена ошибка советских реставраторов, которые, не понимая эту непосредственную связь между круглым циферблатом и азическим мировоззрением колоВен, на реставрируемых азбучных циферблатах башенных часов в Суздале, вместо цифры 1 по ошибке поместили азбучный знак «А», а вместо цифры 2 – знак «Б». Автор в свою очередь утверждает, что азбучный знак «А» несет смысл первоначала, поэтому должен стоять на месте цифры «0», а лигатура азбучных знаков «Б»и «В» должна находиться на месте цифры 1, поскольку для древних слаВян бог был един/один/Один (монотеистическая религия), хотя в то же время являлся и Видом (СветоВидом) с четырьмя ликами, обращенными к четырем сторонам света. Доказательство данного утверждения – сохранившаяся миниатюра «Лазарь Сербский возводит первые башенные часы» в Москве. В работе упоминается президент Российской Академии наук, который еще в XIX веке говорил о том, что слово часы произошло от слова частица/часть венца, но только данный труд дал детальное объяснение связи Солнца, колец-лет на срубе дерева, делений на циферблате и круглой формы часов.

Открытия в области истории медицины

Утверждение автора о том, что первые лекари/ врачи были колоВенскими/слаВянскими священнослужителями (которые, основываясь на колоМере/культе Кола из Лепенского Вира, овладели тайным знанием о естественном движении Солнца и воскресении природы благодаря этому движению), могла бы показаться недостаточно аргументированной, несмотря на то, что и сегодня в русском языке существует слово врач. Однако автор настоящего труда представляет доказательства того, что врачи лечили свой народ именно благодаря этому знанию о значении Солнца и его энергетической силе, которую они сохраняли путем консервирования в виде вина, – поэтому вино вплоть до сегодняшнего дня производится и хранится в православных монастырях. Особое значение этого открытия заключается в том, что благодаря нему была разгадана одна из величайших загадок современной археологии: почему божества Лепенского Вира в одно и то же время напоминают рыбу и яйцо.

Простота объяснения доказывает гениальность мировоззрения «Все есть Коло», особенно в момент его зарождения, когда еще не был определен цикл годового обновления природы.

Таким образом, древние колоВены/слаВяне в Лепенском Вире прославляли божественное появление Морены (славянского божества), которая была не чем иным, как рыбой белугой (по-сербски “моруна”) из породы осетровых рыб; в строго определенное время она из моря заплывает в слаВянские реки, в том числе Дунай, и идет на нерест вверх по течению аж до территории СлаВонии/КолоВении. Как вестник божества Коло и скорого прихода воскресшего Солнца, это лепенское божество имело облик не только рыбы, но и яйца, потому что оно само и есть Коло (круг) обновления природы, которая возрождается вместе с возвращением Солнца; в это время люди излечиваются от рахита и ревматизма, к ним приходят силы, и не только с икрой, которую дарует белуга, но и с Солнечными лучами.

Таким образом, врачи разрешили загадку того, как выглядело божество Лепенского Вира, и это врачи истерзанной сербской и слаВянской души, которую инквизиция, нацисты и другие мучители невинно разорвали и рассекли на мелкие части.

Открытия в области археологии

Этот труд разрешает одну из величайших проблем современной археологии: почему люди начали строить поселения? В связи с этим работа отвечает и на вопрос, почему люди начали строить дома именно из дерева?

Благодаря гениальной простоте того исконного взгляда на мир, мы не можем не повторить здесь, что культура начинается тогда, когда древние колоВены с помощью культа Коло (сохранившегося в Лепенском Вире) открыли кольца – года на срезе ствола как эманацию годового движения (Земли вокруг) Солнца. Только тогда, когда они приняли год/годину за единицу времени для цикла обновления природы, древние люди смогли перейти от кочевого образа жизни к оседлому. Естественно, что как свои дома, так и храмы они строили из дерева, которое является символом их Солнечного божества.

В этом как раз и заключается неразрывная связь Лепенского Вира и Винчи и доказательство того, что ничем и никакими доводами не может быть оправдано ни одно упоминание Лепенского Вира или Винчи отдельно друг от друга; о них можно говорить и рассуждать только в их взаимосвязи.

Но истинное значение этих открытий для археологии могло проявиться только благодаря дешифровке слова слаВяне, которым связаны между собой не только Лепенски Вир и Винча, но и Каршена в современной Швейцарии, сарматские захоронения на территории России, Сард/Сарт в современной Турции, Борисфень на Украине и символы современной России – Архангельский собор московского Кремля и КолоКольня Ивана Великого, которые в своей конструкции и основании содержат символы Винчанской культуры.

Что касается критики состояния современной науки археологии, автор, объективности ради, передает слово Метью Джонсону, американскому ученому, который в своей работе «Археологическая теория» очень логично и аргументированно проанализировал все недостатки современной археологии. Наши археологи или те, кто после Васича и Срейовича безуспешно пытаются выдать себя за археологов (несмотря на явные промахи, устаревшие методы и подходы, которые Метью Джонсон выставил на посмешище), пытаются с помощью связей и сектантских объединений не просто исчерпать и изолировать любой археологический раскоп, но и приХватизировать его. Так произошло с неолитическим раскопом Винча, который они выдают за часть западной культуры и европейской общины. Некоторые делают это только потому, что рассчитывают получить от последней денежные средства и «кукурузу, которая растет на каменях», а другие – ради геостратегического обмана сербского народа. Поэтому наши археологи и не заботятся о справедливой критике Метью Джонсона, оправдывая свои промахи, догматизм и непригодность научных ценностей, защищаемых ими, исключительно недостатком средств, которые они все равно потратили бы на развитие своих устаревших идей и научных методов. Очевидно, что их бессмысленные (открытия и) объяснения – это догма, которую они защищают и политизируют с помощью фарса «о присоединении к Европе» и карикатурных фраз о «возвращении Винчи и винчанской археологии в культурное пространство Западной Европы и Европейского общества». Они, подобно отстраненному от должности министру культуры, мечтают пустить эти денежные средства на развитие своих частных фирм или, подобно Сербской Туристической организации, принять деньги фирмы «Транс Романа» и не просто представить богомильские стечки (надгробные могилы последних родоВеров на Балканах и в Малой Азии) и произошедшие от них сербские православные однонефные церкви как трансРоманские храмы, но даже сделать из самой Винчи романскую метрополию. Так уже поступили с Винимацием/Виминацием и всеми остальными дороманскими некрополями и поселениями, не задаваясь вопросом о том, почему раньше не было найдено ни одно дороманское поселение (что невозможно даже теоретически при всей близорукости археологов), чему вполне обоснованно удивляется Драган Антич, один из руководителей Института ядерных технологий в Винче. Однако дело не в близорукости наших археологов и историков, а в систематическом инквизиторском обмане, который и разоблачает книга Божидара Митровича.

Данная работа опускает анализ всех этих очевидных недостатков, предоставляя наших археологов исключительно на суд американского ученого Метью Джонсона; однако при этом автор не допускает навязывания американской точки зрения, будто бы наука – это договорной продукт и продукт конструкции ведущих финансовых и университетских центров. Хотя он осознает тот факт, что цензоры немецкого и прежде всего британского телевидения контролируют средства массовой информации и отбрасывают все, что имеет отношение к Сербии и сербской культуре и что могло бы появиться на сербском телевидении, а так называемые «немецкие инвеститоры», среди которых нет ни одного немца, контролируют все, что может появиться в ежедневных газетах, автор со всей очевидностью доказывает, что наука – это не единственно возможная догма (конструкция), пусть даже она и американская, а все-таки объективная истина (хотя и не абсолютная, данная раз и навсегда), несмотря на то, что она закаляется в борьбе идей и что по своей природе она предполагает дальнейшие научные разработки.

Открытия в области истории

С помощью подобного мультидисциплинар-ного подхода и открытия истинного названия самого многолюдного европейского этноса Божидар Митрович вернул историю из сферы догм в сферу науки. Туда, где нет абсолютной и раз и навсегда данной истины, которую стараются навязать нам наши догматики, выдающие себя за академиков и историков.

Переход, благодаря которому это стало возможным, кроется, наверное, в той части работы, которая наверняка и в дальнейшем будет предметом кропотливого исследования, – прежде всего в области истории права, поскольку значительная часть истрии и путь превращения науки в историческую догму пришлись на период Римской империи, во время которого многие колоВенские понятия и названия трансформировались вместе с трансформацией веры (синонимом веры рода стала языческая вера, что и было родоВерой слаВян). В результате этого значительная часть слаВян была превращена в язычников, другая часть – в колонов как общественный слой, а третья из формы родового собрания совершеннолетних/куратых колоВен – в территориальные единицы курии и собрания по куриям.

Признавая Коло в качестве божества, которое древние славяне также именовали СветоВид, они называли себя колоВены. Но в 509 г. до н.э. латины подняли бунт (известный как Римская революция) и запретили азические знаки; в результате в обществе, изначально основанном на земледелии и скотоводстве, с 509 г. до н.э. главной ветвью хозяйства становится торговля.

Позднее, изучая этрусские юридические тексты, глоссаторы при транслитерации этрусских азбучных надписей неверно прочитали слово колоВены как слаВяне:

Очевидно, что название слаВяне неразрывно связано со словом культура и возникновением Винчи как древнейшего цивеса/города, то есть населенного пункта – матери всех городов. Без культа Лепенского Вира и определения движения Кола не было бы и Винчи. Но во времена Возрождения именно по этой причине инквизиция вела кровавую и жестокую борьбу против гелиоцентрической/колоцентрической системы, ошибочно связывая слово цивилизация с появлением греческих и римских городов (cives), благодаря чему все славянское, то есть колоВенское, приписали Риму и Греции.

Таким образом, настоящая работа является единым целостным обзором и систематическим изложением истории слаВян и первым ясным и комплексным определением понятия слаВяне. Благодаря этому автор проследил и историю слаВян до VI века. Величайшее ограбление, произошедшее за двадцать столетий, – кража истории самого большого этноса в Европе – теперь окончательно раскрыто. Главные виновники неверной интерпретации названия слаВяне были глоссаторы, и истинное значение этого слова, по воле Божьей, раскрыл именно доктор юридических наук, а не филолог.

Книга «КолоВены (слаВяне) и непрерывность культуры и права», очевидно, будет интересна не только юристам, филологам, историкам и археологам, но и архитекторам, поскольку неопровержимо доказывает, что из культа Лепенского Вира и его воплощения в виде годовых колец и волокон дерева как божественного материала в сознании древних людей возникло представление о капители, фронтоне и столбе, которое на всех европейских языках выражено в слове колонна, произошедшем от сербского слова и имени божества Коло, за исключением самого сербского языка, что вполне логично, поскольку ведущие специалисты по сербскому языку и его «стандардизации (читай дегенерации)» были иностранцами.

Книга о колоВенах станет учебником и для многих поклонников сербского и русского фольклора (кола, хоровода) и членов фольклорных ансамблей. Б. Митровичу конце 2008 года была оказана честь лично открыть пятиминутным докладом концерт в мире известного фольклорного/хороводного коллектива «Коло».

Однако, данная книга не является законченным и раз и навсегда данным текстом. Есть основания надеяться, что это «великая колыбель», «из которой выйдет» еще множество работ, которые превзойдут данный труд, как надеется автор, но не затмят его.

Книга является также завершением конкурса «Разгадай имя розы», в рамках которого идее Умберто Эко, что «от исезнувших вещей остаются пустые имена», и идее, что явления, вещи и даже народы, которые теряют свое имя, исчезают, противопоставлена идея Паоло Коэльо, что «мы можем услышать звон колоколов давно затопленного Храма» и выражена уверенность, что мы можем оживить истину о нашей древней и новой истории, несмотря на многочисленные фальсификации.

Написать об этой истине – единственный способ защитить православие и род сербов и русских. Ведь если мы не поймем, почему нас вытеснили с Апеннин, мы не поймем, как и почему нас вытесняют с Косово и Метохии и как и почему нас столь успешно вытесняют с балканских гор и равнин и почему Украину пытаются превратить в антирусскую «линию Мажино», с целью которой, когда-то создали Австро(Венгрию).

[1]Леонид Николаевич Рыжков: «О древностях русского языка», Древнее и современное, Москва, 2002, с. 22.

[2] В русском языке чаще используется слово «рот», а в сербском сохранилось название уста.

[3] Согласно «Хрестоматии из истории Древнего Рима» под редакцией проф. С. Л. Утченко (1962); цитата приводится по: «Памятники римского права: Законы XII таблиц; Институты Гая; «Дигести Юстиниана», Зерцало, Москва, 1997, с. 5.

[4] Дмитрий Вадимович Дождев: «Римское право», Инфра М–Норма, Москва, 1996, с. 18.