Каратэ

Возвращение в Европу Новинки Разоблачения

Как раскрыта ложная телеграмма и заявка на семинар по карате

Японские инструкторы-профессионалы по карате разделили Европу на зоны влияния. Югославия в системе классического карате “принадлежала” некоему учителю Казе, и никто, кроме него и без его согласия, не мог посетить страну. Его хазарским вассалам в Югославии это было выгодно, поскольку они, таким образом, устанавливали свою монополию, а следовательно, иерархию и произвол.

Я успел объединить в Белградском союзе по карате здравомыслящих тренеров, судей и других специалистов и спортсменов карате, владевших различными стилями карате, которые хазарские экстремисты постоянно пытались разъединить. При этом экстремисты в целях сохранения своей монополии наживы и произвола вывели Югославский союз по карате из Европейского союза по карате (EUK) и Всемирного союза организаций по карате (WUKO) – законных карате организаций Европы и мира.

Когда мы на европейском чемпионате вступили в контакт с японским инструктором Шираи, он согласился приехать из Рима на карате семинар Белградского союза по карате, который являлся единственной и единой карате организацией, объединявшей спортивные коллективы различных стилей в Белграде. На наши соревнования дважды приезжала и сборная по таэквон-до из Кореи, поскольку мы считали, что принципиальной разницы между карате и таэквон-до нет и не должно быть.

Информацию о семинаре с участием Шираиа поместили на телевидении Югославии, в виде рекламы, организовали в центральной пешеходной зоне Белграда показы рекламного TV – слайда и фотографии с соревнований, расклеили плакаты по Белграду. И вдруг от учителя Шираи получаем отказ участвовать в семинаре. Нас это не смутило. Мы позвонили в посольство Японии, указывая на неприемлемость привязки Югославии к тому или иному инструктору. Безрезультатно. Снова звоним в Рим господину Шираиу, чтобы узнать о причине отказа. Он сообщил, что получил телеграмму из Белградского союза по карате о том, что ему в участии отказано. Мы были в шоке. Сразу же сообщили инструктору, что подобной телеграммы Белградский союз по карате не отправлял и не мог отправить. Он не поверил, сказав, что один из хазар ему позвонил и потребовал не приезжать без господина Казе и без его разрешения. Но Шираи ответил, что договорился с Белградским союзом по карате, и только этот союз может отказать ему в приезде. Хазар пообещал, что обеспечит ему отказ от Белградского союза по карате. И Шираи получил ложную телеграмму, на основе которой сам отказался приезжать в Белград.
В результате переговоров Шираи все-таки согласился приехать в Белград и на месте решить, проводить ему семинар или нет.

Семинар уже начался на заполненном стадионе Баница, когда приехал Шираи. Мы заказали в этот вечер переговоры с участием Шираиа и хазарских экстремистов, пытавшихся сорвать семинар с помощью ложной телеграммы. На переговорах присутствовали и два журналиста, широко освещавших скандал с ложной телеграммой в средствах массовой информации.
Я руководил этими переговорами. Переводчиком была моя подруга – талантливая спортсменка, честная еврейка, которая не могла стать чемпионкой Европы, поскольку не хотела подчиниться хазарским экстремистам, пытавшимся сорвать семинар.

Переговоры велись долго. Я каждому давал слово, чтобы каждый имел возможность свободно изложить свое мнение и объяснить занимаемую им позицию. Шираи объяснил причину своего отказа. И вдруг хазары стали объяснять, что семинар организован от незаконного Белградского союза по карате, хотя все знали, что это единственный союз в Белграде по карате. Такого поворота событий никто не ожидал, но я не растерялся и вытащил из кармана заявку, подписанную именно этим хазаром, от имени клуба “Партизан” сделавшем заявку на участие в этом семинаре 25 спортсменов.

Шираи спокойно и уверенно обратился к безумному хазару: “Ты врешь! Я буду завтра вести семинар”.

Стена изоляции Югославии в карате спорте, базировавшаяся на монополии безумных хазар, была разрушена.

Мадлен Олбрайт, Моника Левински и все безумцы, возводившие культ доллара, ждут своего учителя Шираи, чтобы Югославия и Европа освободились от южноамериканизации, навязанной США.