Каратэ

Возвращение в Европу Новинки Разоблачения

Как раскрыта организация нападения на журналиста

Белградский союз по карате уже пробил брешь в стене изоляции, окружавшей долгое время Югославию и возникшей благодаря деятельности хазарских инструкторов, сметавших все преграды на пути к их “лидерству”. Югославию уже несколько раз посещали сборные разных стран Европы и мира и небезызвестные читателю японские инструкторы. Югославии на пути к победе и возвращению в Европейский союз по карате (EUK) и Всемирный союз организаций по карате (WUKO) пришлось преодолеть немало препятствий, создаваемых хазарскими экстремистами. Имел место и спор в Конституционном суде Югославии, пришлось провести несколько конференций Югославского союза по карате.

На заседании Правления Югославского союза по карате (КСЮ) шло формальное принятие решения о возврате в Европейский союз по карате и участии делегации ЮСК в конгрессе Европейского союза по карате. В этот момент в зале появился никому не известный человек.
Он попросил слова и представился как представитель клуба из Хорватии, затем начал яростно доказывать необходимость переноса решения об участии в конгрессе Европейского союза по карате и Чемпионате Европы. Странным было то, что заседание дважды переносилось, и только письменно приглашенные участники знали время и место его проведения.

Когда решение уже было принято, незнакомец неожиданно набросился с кулаками на журналиста Томислава Зечевича, который добрый десяток лет описывал подробности беспредела в карате спорте, навязанного хазарскими автократами.

Поскольку я оказался рядом, то мгновенно бросился защищать журналиста от ударов. Однако нападавший отличался недюжинной силой. Справиться с ним окончательно помог подоспевший Мирослав Исаилович.

Противники возвращения Югославии в Европейский союз по карате не заставили себя ждать, и я получил вместо благодарности за защиту журналиста дисквалификацию в Югославском союзе по карате.

Атаковавший журналиста незнакомец заявил, что ему (!!)нанесли телесные повреждения и передал в КСЮ медицинскую справку об этом. Приятели журналиста безмолвствовали, хотя Мирослав и я обращались в прокуратуру и в милицию.

Я настаивал на разъяснении полученного освидетельствования врачей о якобы существующих повреждениях атаковавшего незнакомца.

В разоблачении сыграло роль лишь наше личное участие. После работы мы направились в больницу, выдавшую справку, и попросили досье незнакомца. Обнаружились любопытные факты. Оказывается, он был из Хорватии и месяц находился у них на лечении, но никаких справок о нанесении телесных подтверждений они не выдавали. Как выяснилось, мы с Мирославом вместо отделения травматологии случайно попали в отделение невропатологии и узнали о куда более серьезных заболеваниях незнакомца. Также скоро стало известно, что хазар, уличенный в свое время Шираием во лжи, навещал его в больнице и сообщил о времени заседании Правления Югославского союза по карате, на котором он и действовал согласно инструкции, чтобы спровоцировать скандал. Он был всего лишь оружием мстительного инструктора – хазара, владевшего профессией врача и прекрасно знавшего, как спровоцировать нужные реакции этого больного.

Но прокуратура, по каким-то причинам молчала и не хотела возбуждать уголовное дело о подстрекательстве. Мы жалели самого исполнителя потому, что нуждался в лечении задолго до злополучного заседания.

И только после десятка лет, прожитых в Москве, я познакомился с сыном Генерального прокурора Югославии, оказавшегося учеником инструктора-врача. Он содействовал отказу прокуратуры возбудить уголовное дело о подстрекательстве к нападению на журналиста и по отправке ложной телеграмме, поскольку эти инструкторы действовали как секта, добираясь до детей самых влиятельных людей в целях сохранения своей монополии.