ФИЛЬМ

Авторские права Конкурс и расследования

Разоблачение вооружения “хорватских пара-военных формирований”

Когда газета “Борьба” опубликовала статью о моем сатирическом справочнике “Как без единого доллара и динара стать собственником внешнеторговой фирмы”, многие журналисты газет, радио и телевидения Югославии и даже некоторые иностранные телевизионные компании заинтересовались этой проблемой. Но в Словении уже начались театрализованные (без)действия югославской армии.

Мои выступления на тему “Государственная монополия и приватизация” дали специалистам “Югославия коммерц” надежду, что беззаконие, которое творило руководство этой фирмы, будет остановлено. Из-за этого некоторые из специалистов опубликовали схему, по которой фирма “Югославия коммерц” вооружала банд формирования в Хорватии, преобразовавшиеся потом в регулярную армию Хорватии. Фирма “Югославия коммерц” на незаконно вывезенные в свои дочерние фирмы в Австрии и в Англии средства покупала непереработанный спирт и импортировала его в Югославию на доработку ради дальнейшего экспорта. Спирт передавали на переработку в “Бадел” и “Далмациявино”. Но переработанный спирт не был вывезен из страны. Цистерны уходили с водой, которую разливали за границей, а большая часть реэкспортной операции закончена на бумаге (с поддельными документами). Из спирта на заводах “Бадел” в Загребе и “Далмациявино” в Сплите делали коньяк “Шток” и “Векью”, которые эти организации производили по итальянской лицензии. Этот коньяк продавали в Сербии дешевле, чем отечественный, поскольку такой коньяк не подлежал налогообложению и таможенным сборам. Из сверх прибыли “Югославия коммерц” косвенно покупала вооружение для банд формирований в Хорватии.

Когда у меня истек срок неоплаченного отпуска, я начал снова ходить на работу в “Югославия коммерц”. Но уже в первые дни подготовки забастовки меня пригласили в полицию вместе с еще одним специалистом-коммерсантом фирмы, который откровенно говорил: “Коммунисты готовы как груша – только их не надо трогать, и они сами упадут с власти”.

В полиции у нас недолго спрашивали о случае с одним из директоров фирмы, которому как будто пересекли трубку жидкости тормоза в машине, хотя аварии никакой не было и он не получил ни малейшей царапины.

Поскольку в то время, когда это как будто случилось, я был в Москве, я предложил полиции проверить меня на детекторе лжи, и, если я знаю что-либо об этой ситуации или о какой-либо ее подготовке и даже более того, если я знаю, где находится мотор машины, то пусть меня арестуют. Нас сразу отпустили, но было очевидно, что нас хотели запугать. Я в тот момент и не предполагал, что этот директор является членом специальной тайной полиции и что ему дали задолго до моего появления прикрытие. Но и другие “государственные интересы” мы в тот момент не могли понять.

Здание фирмы “Югославия коммерц” находится в Белграде между зданиями США и Албании с одной стороны и Германии с другой стороны. Напротив находится здание посольства Канады.
Мы организовали забастовку на улице перед зданием фирмы. Арендовали микрофон с колонками. Электричество брали от ближайшего здания к зданию фирмы “Югославия коммерц”, которым оказался женский католический центр. Но помимо вопроса о краже в виде приватизации мы каждые 60 минут задавали руководству фирмы следующий вопрос: “Почему вы финансировали и вооружали хорватские банд формирования?”.

Тогда еще было возможно спасти Министра торговли США от гибели. Не может быть, чтобы Посольству США было неизвестно происхождение вооружения для банд формирований современной Хорватии.

Хотя я не знал полной картины происшедшего, я понимал, что лица, возглавлявшие не только фирму “Югославия коммерц”, но и лица, стоявшие за ними, готовы на все. Из-за этого, когда моя супруга легла в роддом, я никому об этом не говорил. И даже когда она родила сына – я молчал. И рассказал об этом только тогда, когда забрал сына и супругу из больницы. Несколько газет в Белграде (“Ревия 92″) и Сараево (“Ас”) опубликовали схему вооружения хорватских банд формирований средствами “Югославии коммерц”. Одного из специалистов фирмы и члена Забастовочного комитета, который публично признался, что давал газете “Балкан” данные об этой схеме, обнаружили мертвого на берегу озера Ада Циганлия. На его теле было множество ушибов, у него были сломаны ребра. Прозвучала версия что ребра сломали при спасении утопающего. Но “спасателя” не обнаружили, что очень странно.

День убийства Министра торговли США в Дубровнике приближался. Мы с еще большими усилиями обращались ко всем государственным органам с призывом арестовать руководство фирмы “Югославия коммерц” из-за того, что оно вооружало хорватские банд формирования.
Уже каждые полчаса мы повторяли через громкоговоритель вопрос “Почему вы вооружали хорватские банд формирования?”.

На следующий день католический центр отказался подключать наши громкоговорители. Но поскольку у нас больше не было денег на аренду оборудования, то мы этому не придавали особого значения. Мы не знали, что в здании этого католического центра через пару лет будет открыто Посольство “суверенной Хорватии”.

Министром внутренних дел (полиции) в Хорватии стал Иван Ярняк. Мы подали по вопросу вооружения заявку в Военную прокуратуру, требуя ареста Зорана Обрадовича, ложного доктора наук и генерального директора фирмы “Югославия коммерц”. Но мы не предполагали, что он двоюродный брат главы пресс-центра армии Югославии генерала Вука Обрадовича. И из-за этого нам показалось странным, что руководство “Югославии коммерц” не арестовывают, хотя в Хорватии уже шли бои армии с хорватскими банд формированиями.

Только через год из белградской газеты “Время” мы узнали об этих родственных связях. Я знал характер Ивана Ярняка и его двойственную игру в Федерации Югославии по каратэ в качестве представителя Хорватии. Жизнь Министра торговли США можно было еще спасти.

Но нацисты-коммунисты в Вашингтоне, возглавляемые Мадлен Олбрайт и Моникой Левински, вели Запад в Балканскую ловушку, пожертвовав Министром торговли и свободой торговли, ради спасения пирамиды доллара и их монополии на внешнюю торговлю США.