ФИЛЬМ

Авторские права Конкурс и расследования

Разоблачение прихватизации

В 1985 году я составил проект “Высшие формы торговли с СССР” (трансферт технологии, трансферт ноу-хау, создание совместных предприятий, совместное выступление на третьих рынках). Многие знающие торговлю с СССР оспаривали реальность проекта. Но я получил стипендию МГУ им. М.В.Ломоносова и приехал в Москву в феврале 1987 года.

До приезда я был сторонником общественной собственности. И часто критиковал бесхозяйственность и бездарность директоров в фирме, в которой работал. Несколько раз меня приглашали в партийный комитет (который давал согласие на выбор директоров), где требовали, чтобы я перестал критиковать их ставленников. Но только когда я приехал в Москву, я понял, что и “государственная собственность” в СССР, и “общественная собственность” в Югославии – это вообще не собственность, а наоборот “несобственность”. Понимание этого настолько поразило меня, что я в наплыве эмоций и вдохновения нарисовал картину “Звезда-маяк”.

Но рыночные изменения и высшие формы торговли, которые я предвещал в своем проекте, уже широко применялись в СССР. По возвращении в Югославию и в фирму “Югославия коммерц” я предложил проект реорганизации этой фирмы с целью ее приспособления к работе на рынке СССР.

Но руководство фирмы не хотело допускать проект на рассмотрение Правления Директоров. Я думал, что это вызвано тем, что я вышел из единой тогда партии коммунистов, поскольку на партийном собрании фирмы отказались рассмотреть мое требование о введении многопартийной системы.

Но после моего повторного письменного требования Проект был допущен на собрание Правления Директоров фирмы. Проект охватывал часть реорганизации работы Представительства в Москве и организацию в СССР собственных магазинов, складов, маркетингового и рекламного центра, собственной газеты как средства рыночной коммуникации, за основу которой взят развлекательный еженедельник “Политикин Забавник”. Проект предусматривал проведение приватизации фирмы “Югославия коммерц” и организацию международной конференции как формы контакта иностранных инвесторов и югославских заводов (продукцию которых фирма “Югославия коммерц” экспортировала) в целях дальнейшего участия фирмы “Югославия коммерц” в экспорте этой продукции приватизированных предприятий. По заранее подготовленному сценарию проект был, фактически без рассмотрения, отклонен.

Но я все равно поехал на намеченную встречу в Лондон. Там я встретился с представителем фирмы “WORLDWIDE INFORMATION”, которая была соорганизатором международного семинара-конференции “Торговый знак и маркетинг в СССР”. Эта конференция была организована в 1990 году в Москве по моей инициативе и на основе моей книги “Торговые знаки”. С этой фирмой я все равно оговорил организацию международной конференции и бизнес форума в Дубровнике, на которых должны были быть рассмотрены формы торговли, инвестиции и приватизации в Югославии как основы увеличения экспорта. Представительница фирмы Сью Вейк приехала после нашей встречи в Белград, где нас принимали в Правительстве Югославии. Но на встречу в “Югославии коммерц” генеральный директор фирмы не пришел.

Вскоре после этого начались “театрализованные” (без)действия Югославской армии в Словении. В ответ на неконституционный захват пограничных застав республиканской полицией Словении армия Югославии вывела из казарм танки без боеприпасов. Полиция Словении расстреляла безоружных солдат в танках, но до сих пор никто не осудил эти убийства. Затем “театр” военных (без)действий распространился и на Хорватию, где как будто был разбомблен Дубровник. О проведении бизнес форума “DOING BUSINESS WITH AND TROUGH YUGOSLAVIA” в Дубровнике не могло быть и речи. Вскоре вместо бизнес семинара-форума там будет убит Министр торговли США, чья смерть станет символичной.

Я вернулся в Москву, где узнал, что из фирмы “Югославия коммерц” в начале 1990 года вывезено в ее дочерние фирмы в Вене и Лондоне около 20 миллионов долларов США. Обездоленную фирму руководство начало приватизировать путем скупки “внутренних акций” за счет фиктивно увеличенной зарплаты. Поскольку я жил в Москве на авторский гонорар за опубликованную книгу “Рекламации в международной торговле”, я не получал фиктивного увеличения заработной платы и остался волей судьбы и намерением руководства без акций приватизированного предприятия.

Некому было и жаловаться, да и на что жаловаться. Я просто не знал, как была проведена приватизация. Но я точно знал, что 20 миллионов долларов США было вывезено за границу.
И в такой безысходной ситуации я написал сатирический справочник “Как без единого доллара и динара стать собственником внешнеторговой фирмы”, в котором в сатирическом тоне изложил предполагаемые действия по краже предприятия (со стороны партийных ставленников, которые самопровозгласились менеджерами) в форме прихватизации. В московской типографии напечатал самую простую двухцветную обложку. По приезду в Белград убедился, что моя конструкция происшедшего ограбления соответствует действительности.

В конце 1990 года я организовал пресс-конференцию. Оказалось, что в тот же день в Парламенте Сербии происходило первое заседание после многопартийных выборов. Я не торжествовал, а раскрывал еще один обман. На пресс-конференцию пришли два журналиста и представитель одной партии, которая не прошла на выборах.

Я вернулся в Москву, а через месяц один журналист опубликовал статью о моем справочнике и пресс-конференции под заголовком “Рекомендация для алхимиков!” (“Борьба”, 2 января 1991 года, с.7). Уже через неделю руководство фирмы “Югославия коммерц”, понимая, что грабеж раскрыт, увеличило стоимость акций, попробовав таким способом уменьшить объем грабежа, но не на много, о чем свидетельствует статья “Скандал увеличивает цену” (“Борьба”, 27 марта 1991 года, с. 12).

Когда я вернулся в Белград, я дал интервью для небольшой радиостанции. Статья и интервью уже дали определенный эффект. Но я на этом не остановился. В центре Белграда я организовал выступление на тему “Государственная монополия и приватизация”. Поскольку о моем выступлении была опубликована небольшая реклама в газете, на нем появились и некоторые специалисты из фирмы “Югославия коммерц”, где я работал, но был в неоплаченном отпуске.
Уже через несколько месяцев в фирме “Югославия коммерц” началась забастовка, поскольку специалисты фирмы поняли, что директора-ставленники партии их обокрали.

В августе 1991 года руководство округа Савски Венац города Белграда посредством своих ставленников (которые ограбили фирму в качестве директоров-менеджеров) наняли уголовников, имеющих охранное агентство, чтобы убрать бастующих специалистов из офисов фирмы “Югославия коммерц”.

Полиция, которая до этого охраняла офисы и разделяла бастующих и не бастующих, решила как будто встретить свою смену не в предприятии, а на улице. Внутри здания уже были уголовники, оказавшиеся более честными и корректными, чем все остальные государственные структуры, к которым для защиты обращались бастующие. Им было оплачено, и бастующие (в том числе и я) покинули здание фирмы. Ночь была лунной, но просвета нигде не было видно.

В 1991 году в Кремлевском дворце на международном бизнес форуме “Мировой опыт и экономика СССР” я выступил с докладом “Приватизация в Югославии как превращение политической монополии в экономическую”. Это было первое международное разоблачение прихватизации как самого лукавого этапа в реализации технологии геноцида славянских народов, у которых собственность была отнята коммунистами-интернационалистами в процессе страшных погромов в виде экспроприации, национализации и других формах грабежа, чтобы передать их собственность иностранцам и их ставленникам в процессе прихватизации.

Я наивно думал, что воры вздрогнут при первом разоблачении. Но я не понял, что их ничем не остановить и в ограблении русского народа.