ТЕАТР

Оккупация и освобождение колоВен

«У великого сенсея Казе, учителя карате стиля шото кан, был тогда черный пояс седьмого дана и около 70 лет за плечами. Он учил нас простейшей технике, зен куцу дачи, основной позиции для защиты или атаки».

Божидар демонстрирует технику, сначала с блоком гедан-барай, во второй раз выпрямленной рукой в блоке, как будто хватает противника за кимоно.

«Когда он объяснил нам, в этой позиции каратист есть единство натянутой тетивы и стрелы, и когда мы увидели мощь кинетической энергии, в которую в этот момент он превратил свое тело, и в особенности быстроту, с которой из позиции зенкуцу он перешел в атаку, оизуки, нам открылся целый новый пласт знания, понимания и силы».

Молча (зеншин) он переносится в те дни, когда находился в зале для тренировок. Быстро возвращает вытянутую вперед руку вниз и переходит в оизуки кизаме.

Не двигается из этой позиции.

«На экзамене мы выполняли это движение и по отдельности, и в ката, и в борьбе. Когда я закончил экзамен, глядя сквозь меня, в неведомую даль, он говорил членам комиссии: “Кто этот молодой человек? В нем видно необычное, благородное происхождение.” Когда ему сказали, что меня зовут Божидар, он спросил, что это значит. Поскольку ему объясняли на английском, что это значит Carisma или же Godles, никто не знал, понял ли он, потому что он лишь кивал головой. Что означает то, что он сказал по-японски, никто не знал. У них потемнело перед глазами, когда он сказал им: “Вы не даете черный пояс этому молодому человеку, потому что он противостоит вам. Он понимает карате как искусство, как смысл, но оправданно требует, чтобы, если вы представляете карате как спорт, который должен быть принят Олимпийским комитетом, степени после черного пояса первого дана присваивались на основании медалей, завоеванных на европейских и мировых соревнованиях. Это логично. Но вы применяете византийское коварство. Как комиссия вы используете свое монопольное положение в присвоении поясов, которое вам дал я, и хотите противостоять ему и сбить его с пути карате. То, что вы не дадите ему черный пояс, он примет со смирением, хотя и с тяжелым сердцем. Он чувствует. Вы должны уяснить, что он понял то, что я еще не объяснил: Лук и стрелу люди сделали, символически изображая Солнце, которое считали божеством и духом божьим. Разве вы не видите, что он Солнечный луч?” Все в комиссии решили, что учитель не понял перевода моего имени. Сенсей продолжил: “Придет день, когда от имени высшего органа вашей организации карате вы напишете, что он имеет черный пояс, и он будет единственным, у кого есть такое письмо. Я не стану вмешиваться, потому что вы оченьпоможете этому молодому человеку на его пути Солнечного луча”».

Первая часть пророчества великого сенсея исполнилась необычным образом. Я объединил все истинные постулаты карате простой стратегией: работать много, на совесть, выполнять оговоренное на ежегодной конференции и публично рассматривать глобальные проблемы статуса спорта карате. Белград стал центом мировых событий в карате, но я настоял и на формальном возвращении Союза карате Югославии в Европейский и мировой союз карате. На заседании Председательства Союза карате Югославии, когда было вынесено решение о возвращении в Мировой союз карате, появился незнакомец, который в конце заседания физически атаковал журналиста, помогавшего нам известить общественность о том, что югославская организация карате – член вымышленной мировой и европейской организации, которую сформировали, по всей видимости, «югославские инструкторы карате», чтобы постоянно быть первыми в мире, что им и позволяла монополия в Организации Карате Югославии. Поскольку вместе со своим другом я физически защитил того журналиста, сбылось пророчество сенсея Казе. Союз карате принял решение о возвращении в Европейский и Мировой союзы карате, а я выиграл свою войну, но меня письменно обвинили в том, что, будучи обладателем черного пояса, я нанес повреждения этому незнакомцу (хотя у него был черный пояс второго дана). Чтобы доказать, что справка, подтверждающая его повреждения, – фальшивка, поскольку я не наносил ему таких ударов, я отправился вместе со своим другом в Травматологическую клинику. По Божьей воле вместо Травматологической мы попали в Неврологическую клинику, где узнали, что этот молодой человек лечился от тяжелого заболевания и что его подослали специально, чтобы он устроил сцену, тем самым помешав принятию решения о возвращении Союза карате Югославии в Европейский союз. Газеты опубликовали эти сведения, но подстрекатели, подославшие этого больного, чтобы он закончил их грязную работу, не ответили. Я оставил карате. Следую ли я по пути Солнечного луча, как предрек великий сенсей, я не знаю. Намного важнее, действительно ли это путь Духа Божьего, что, очевидно, имел в виду учитель, говоря о пути Солнечного луча».

Этот храм и есть храм Духа божьего, храм Солнечного луча, храм, в котором люди представляли Коло, потому как в те давние времена считали, что все сущее – КОЛО. Что все есть одно целое. До тех пор пока греки, эти переселенцы, пришедшие на Пелопоннес, не превратили эту философскую мысль и веру в намного более простой и примитивный взгляд: «Все течет – Panta rei» и присвоили себе все колоВенское как эллинское. Но Дух Бога Солнца остался преобладающим и после этого интеллектуального и философского катаклизма и непонимания величия единства космоса, природы и человека, которое не укладывалось в это простое «Все течет». Но со временем эта простая истина колоВен (слаВян), которая составляла ВеРу слаВян, стала настолько очевидна, что больше не могла быть мировоззрением (абстрактным взглядом на мир), и, хотя в Римской империи она была общей животворной движущей силой, ей предстояло претерпеть еще более радикальные перемены, чем те, что происходили во времена, когда мысль и ВеРа «Все есть Коло» превратились во «Все течет – Panta rei».