ТЕАТР

Оккупация и освобождение колоВен

Я был на Дрине. Я прошел по мосту на Дрине. Что значит: я прочел «Мост на Дрине»! Прошел!!! Потому что читать я мог лишь учась в школе. Сейчас, наряду с Негошем, гуслями и сербскими народными песнями, Европа через своих посланников запретила и Иво Андрича, так что новые поколения даже имени его не запомнят. Написанное им о рассвирепевших алиях, посадивших на кол какого-то серба – меньшее преступление, чем то, которое совершают европейские посланники, запрещая печатать книги Иво Андрича, отчего из Сараево их не доставляют даже в Вишеград, где они должны продаваться, если и не на мосту на Дрине, то на мосту в Вишеграде, ведь кто не платит в Вишеграде, тот платит на Дрине. А я хотел заплатить за книгу и на мосту на Дрине, но ее нет там – не позволяют европейские алии. Перед кем и когда они расплатятся за совершаемый культурный этноцид? Говоря так, я имею ввиду европейских посланников, а ни в коем случае не мусульман – эту несчастную сербскую Райю, которая в давние времена прославляла Кеву, КеБабу (мать-Землю), почему эту сербскую райю и назвали бабунами (на русском «баба» и сейчас означает «женщина»). КолоВенской Богине плодородия, Кеве– матери-Земле (КеБабе, или КеБеле), переименованной греческой военной олигархией в некую греческую Богиню,  папы, чтобы вытеснить это явление, уничтожить которое они были не в силах, отвели участь создания на месте ее храма гроба Девы Марии.

Я негодую на европейских алий, запретивших Андрича, и на турок, которые под покровительством ЮНЕСКО и сегодня разрушают древние надгробия  на горе Памукале (которую греки в Малой Азии называют Иераполис).

Но еще больше я негодую, что:

  • на месте древнейшей археологической находки Винча и Бело брдо Туристический союз Белграда не продает и не раздает никаких печатных материалов, не говоря уже о книге о древнейшей – винчанской цивилизации,
  • я негодую, что смотритель этих раскопок, будь он проклят, ничего не хотел рассказывать о винчанском письме представителю Эрмитажа, так как этих знаков предположительно всего 1200 (тысяча двести, из которых, как говорят, можно выделить 30 разных), но они распределены по 1600 (тысяче шестистам) найденным предметам, вследствие чего их нельзя обработать и систематизировать, но ведь его-то систематизировали в качестве смотрителя в Положении о работах на археологических раскопках Винча, будь они Богом прокляты.
  • Я негодую, что помощник директора Национального музея не хотела принимать представителя величайшего в мире музея Эрмитажа в Санкт-Петербурге, не хотела и выслушать его идею об организации в Эрмитаже выставки «ВИНЧАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ», побоявшись, что об этом узнают американские советники, которые уже пять лет роются в хранилищах Национального музея в Белграде,
  • Я негодую, что Национальный музей в Белграде не работает вот уже пять лет, закрытый якобы на реставрацию. Уж не определили ли американские псевдопрофессора и Национальный музей Белграде в Private property (частную собственность), как сказал мне один американец в СарБе, когда я хотел сфотографировать покрытые АзБучным письмом плиты в этом святилище всех сербов, а прежде них – и тех бабунов, которые из-за АзБуки и ВеРы назвали себя БогоМилами?»

Негодует: «Горе мне. Глаза мои…Все вы видали, но не такое». Я негодую и оплакиваю и нас, и Брозовских янычар, которые занимаются саботажем, лишь бы славная история сербов не стала известна Миру.

Собирается с духом. Но я должен сказать вам правду, хоть они и будут вне себя от ярости.